Главная Политика КУДА НАС ПРЕЗИДЕНТ ПОСЛАЛ
22.12.2014
Просмотров: 470, комментариев: 0

КУДА НАС ПРЕЗИДЕНТ ПОСЛАЛ

В. Путин в 11-й раз обратился со своим Посланием к Федеральному собранию РФ и ко всем, кому это было интересно… Сразу после окончания мероприятия многочисленные единороссы-онфовцы и просто представители групп безоглядной поддержки действующей власти растеклись по федеральным телевизионным каналам и, захлебываясь в верноподданническом запале, принялись славословить и отыскивать скрытые, глубинные и «сакральные» смыслы даже в самых нейтральных и проходных фразах, произнесенных президентом. А ведь если рассмотреть тезисы Послания более внимательно, то нетрудно заметить, что содержательного в них не так и много и что это содержательное часто настораживает. Начал Путин с того, что пространно и долго (более 10 минут) объяснял, почему Крым должен быть нашим и почему мы не могли поддержать смену власти в Киеве. Информация была явно рассчитана на внешнего потребителя (поэтому к формату Послания имеет весьма опосредованное отношение), так как подавляющее большинство жителей России со всеми высказанными аргументами согласны еще с марта 2014 г. Затем президент перешел к вопросам экономики, которым посвятил большую часть своего Послания. …В сложившихся обстоятельствах наиболее логичным и естественным представляется усиление роли государства в экономике, обращение к опыту сталинской мобилизации трудовых, материальных, финансовых ресурсов (кому не нравится – может вспомнить рузвельтовский опыт аналогичной мобилизации, хотя она и стоила неизмеримо большего количества жертв среди американцев). Вместо этого Путин, по-видимому, встал на сторону советчиков из ВШЭ и прочих «рассадников либерализма» и пытается убедить широкие народные массы в том, что наше спасение в дальнейшем развитии дикого рынка. Впрочем, меры, которые рекомендованы президентом в этой части, представляются точечными и неубедительными. Сначала президент заговорил о проблемах «навязчивого надзора и контроля». Рекомендовано «отказаться от самого принципа тотального, бесконечного контроля», а правительство в 2015 г. должно принять все необходимые решения по переходу к такой системе, системе ограничений, что касается проверок. Здесь не могут не возникнуть вполне закономерные вопросы. Нужен ли вообще контроль за деятельностью экономических субъектов? Вопрос представляется риторическим – конечно нужен. Можно вспомнить высказывание К. Маркса о том, на что может пойти бизнес ради прибыли (которое цитируется и признается и противниками и сторонниками либерализма в экономике), а можно и не вспоминать – обратиться к собственному жизненному опыту. Наверно, каждому приходилось сталкиваться с просроченными продуктами, некачественной техникой, обсчетом, обвесом, хамством торговцев и иных продавцов при попытке отстоять свои права потребителя. Система контроля, действующая в России, является обременительной для бизнеса? Да вроде бы нет. После медведевского президентства порядок проведения проверок походит на пародию – и о проводимой проверке надо предупредить заранее, и количество проверок серьезно ограничено… Наверно, наиболее обсуждаемой и запоминающейся стала путинская идея о полной амнистии капиталов, возвращающихся в Россию. На этом месте Путин добавил металла в голос и подчеркнул – «именно, полную»! Это предложение было предсказано практически всеми комментаторами накануне Послания, что не может не показаться подозрительным, учитывая неоднозначность предлагаемого мероприятия. Есть серьезные сомнения в том, что данная мера будет реализована (возможно, будет проведено несколько показательных акций, которые никакого влияния на экономическую и финансовую системы страны не окажут). Во-первых, идея опоздала лет на шесть-семь. Зазывать вывезенные капиталы обратно имело какой-то практический смысл тогда, когда курс американской валюты скатывался к 20 рублям, а бочка нефти стоила под 140 долларов. Сегодня иногда возникает впечатление, что темпы роста вывоза капитала увеличиваются уже не в геометрической прогрессии, а по экспоненте. В этих условиях взывать к патриотизму и зазывать ранее вывезенное в шатающуюся российскую экономику как минимум наивно. Что такое должно поменяться в мировоззрении и мироощущении «капитанов офшорного капитала», чтобы изменить многолетней привычке не связывать свое будущее со страной, где эти капиталы добыты (не говорю «заработаны», так как заработаны не все). Во-вторых, социальная, политическая, идеологическая составляющая идеи амнистии капиталов не просто выглядит сомнительно, но и может привести к нежелательным (в части рейтинга российских властей и лично президента) последствиям. Никто ведь не сомневается, что существенная часть этих вывезенных капиталов получена незаконным путем (не исключаю, что там есть и многомиллионные взятки чиновничества). То есть весьма вероятно, что в действиях тех, к кому обращается президент, есть явные признаки уголовно наказуемых деяний. А их предлагается простить – всех, за все и сразу. Ну и как к этому должен относиться российский народ? Здесь возникает третий вопрос – а куда власти собираются вкладывать возвращенные капиталы? Если даже часть бюджетных поступлений они не могут с умом использовать в своей стране и вывозят за границу в резервные фонды (чтобы потом раздать банкам и крупным монополиям). Не на социальные же нужды эти деньги направлять – такое нашему правительству вряд ли придет в голову. Ну а рассчитывать на то, что так называемые бизнесмены, обогатившиеся на откатах, взятках, безвозмездно присвоенном государственном имуществе, вдруг начнут эффективно работать на развитие реальных секторов экономики, может только самый наивный романтик. В-четвертых, то обстоятельство, что уголовные и административные дела по вывозу капитала не возбуждались, говорит о законности проводившихся операций – то есть вывоз денег действующему законодательству не противоречил. Ну и что мешает амнистированным, прокрутив временно возвращенные деньги, снова отвезти их туда, где спокойнее? Может быть, правильнее и логичнее начать с пересмотра законодательства, поставить какие-то барьеры против утечки капиталов? Но об этом в Послании ничего не сказано. Далее президент пустился в пространные рассуждения о роли в развитии страны и перспективности индустриальных парков и территорий опережающего развития. Остаюсь при своем мнении – выделение каких-то регионов для создания более благоприятных условий для ведения бизнеса губительно для экономики страны в целом. Как правило, создание таких «оазисов» сопровождается налоговыми льготами и направлением значительных сумм бюджетных средств. При этом всю финансовую нагрузку несут те регионы, которые в сферу интересов федеральных властей не попали, – у них и налоговые режимы остаются прежними, и межбюджетные трансферты минимальны. Данные области всё более испытывают дефицит денежных ресурсов, практически лишаются возможности реализовывать социальные программы и, в конечном счете, получают все основания для экономической (и социальной) деградации. Думаю, не ошибусь, что большинство тех, кто слушал президента, ожидал его позиции по поводу курса рубля и темпов инфляции. Хотя несколькими неделями ранее в каком-то интервью Путин продемонстрировал удивительное спокойствие в этом вопросе. Помнится, меня тогда удивило то, что свою позицию он обосновывал теми же тезисами, теми же фразами, расположенными в том же порядке, как они несколькими часами ранее прозвучали в отчете Набиуллиной, прочитанном в Госдуме. Дескать, повышение курса доллара благотворно для бюджета, а народу интересен не курс иностранной валюты, а ценники в магазинах. В первой части тезиса почему-то умалчивается такой факт – от реализации нефти и нефтепродуктов в бюджет поступает меньше половины выручки, а от реализации газа (если не ошибаюсь) менее 20 процентов. А это значит, что понижение курса отечественной валюты благотворно не только и не столько для бюджета страны, но для вполне конкретных экспортеров (и организаций, и физических лиц). Что же касается инфляции, то ценники в магазинах, хотя и не догнали пока изменений курса валют, но серьезно отличаются от официальных 8,6 процента, причем не в меньшую сторону. А народ, в большинстве своем не обремененный заветными экономическими и финансовыми знаниями, просто перемножает две цифры – 70 процентов импортного продовольствия (или 80 процентов – лекарств) и 60 процентов роста курса доллара или евро – и житейским опытом понимает, что потенциал повышения цен находится где-то на уровне 40–50 процентов. …Что касается ослабления национальной валюты, то президент остался верен себе – сохранил олимпийское спокойствие, свалив вину на спекулянтов, которых «власти знают». Наверно, президенту невдомек, что на этом месте у слушателей вновь возникли закономерные вопросы. Если спекулянты известны, а их действия противоправны, то почему они до сих пор не на нарах? Если же они действовали в рамках действующего законодательства, то каким образом Банк России и правительство могут «провести жесткие скоординированные действия, чтобы отбить охоту у так называемых спекулянтов играть на колебаниях курса российской валюты»? То есть, скорее всего, и здесь нужно начинать с изменений в законодательстве. Впрочем, столь мощная атака на рубль вряд ли могла быть осуществлена без влияния иностранного капитала. И если спекулянты действовали в соответствии с положениями международных договоров, изменения российского законодательства не спасут – международные договоры приоритетнее. Достаточно подробно президент остановился и на вопросах импортозамещения. Но сложилось впечатление, что в этой части Послания не было ничего, кроме общих слов и поручений общего характера. Отношение правительства к проблемам импортозамещения наглядно проявилось, например, на стадии рассмотрения федерального бюджета на 2015 г. В проекте бюджета для реализации импортозамещения в сельском хозяйстве нашли 20 млрд. рублей, но сумму эту можно назвать издевательской. Из текста Послания сложилось впечатление, что и у президента нет не только какой-нибудь программы развития импортозамещения, но и сколь-нибудь продуктивных идей. Конечно, хорошо бы «снять критическую зависимость от зарубежных технологий и промышленной продукции». И еще хорошо быть богатым и здоровым, а как? Поручение разработать соответствующую программу Агентству стратегических инициатив можно считать пощечиной правительству, но принципиально оно ничего не меняет – если через полгода после возникновения проблемы не был даже определен орган, ответственный за разработку программ, то степень озабоченности властей очевидна – она, как экономический рост, нулевая. Другие поручения в экономической сфере – повышение эффективности бюджетных расходов, ужесточение ответственности в этой сфере, создание системы единого технического заказчика и т.д. – не создают впечатления системности, комплексности подходов. А что в социальной сфере? Да почти ничего. Переход на страховые принципы в здравоохранении? … Повышение качества предоставления социальных услуг? Как-то всё общими словами, неконкретно, а значит, необязательно. Еще президентские гранты особо одаренным студентам. Наверно, хорошо и правильно. Только сегодняшние 20 тыс. рублей по покупательной способности сопоставимы со 100 советскими рублями – размером ленинской стипендии». Я не знаю, сколько таких стипендий выплачивалось по стране, но только на нашем потоке (чуть более 100 человек) было четыре ленинских стипендиата. И я не могу себе представить, чтобы выплата таких стипендий подавалась, например, с трибуны партийного съезда, как пример отеческой заботы генерального секретаря о подрастающем поколении. Если к нуждам бизнес-сообщества президент в своем Послании постарался отнестись с максимально возможной внимательностью, то для тех, кто в бизнес-процессах не участвует, у него нашлось только несколько добрых слов благодарности (за поддержку позиции по Крыму и событиям на Украине), ну и призыв сплотиться перед лицом неминуемых экономических трудностей. Из всего этого напрашивается вывод – не станут в ближайшей перспективе бедные богаче, но и богатые, скорее всего, беднее не станут. Невесело это как-то, удручающе…

В.Р. ЗАХАРЬИН, газета «Советская Россия»

Комментарии

Реклама

баннер 1

каталог организаций