Главная Кроме того ПОПУГАЙ НА ПОДВОРЬЕ
04.05.2014
Просмотров: 545, комментариев: 0

ПОПУГАЙ НА ПОДВОРЬЕ

Говорящий попугай Фомка был неудачником по жизни. Невезуха заключалась в том, что Фомка умел говорить, точнее, с феноменальной точностью повторять то, что слышал, при этом не умел думать и держать свой язык в полости клюва. Иногда он грустно рассуждал: «Будь у меня мозгов, как у канарейки, я бы только грустно пел. Будь у меня мозгов, как у ручного говорящего ворона Карлуши, я бы был мудрым. Будь у меня мозгов, как у кота Тимофея, я бы был ласковым кухонным вором. Моя беда, что у меня мозгов как раз на говорящего попугая. Эх! Судьба».

Судьба у Фомки действительно была незавидной. У торговца экзотикой его купил депутат Государственной думы. Вначале хозяина развлекало, что Фомка мог наизусть процитировать его репетицию выступления на сессии Госдумы, но потом хозяин-депутат стал замечать, что говорящий попугай в риторике превосходит его самого. Быть вторым после попугая депутату было обидно, и он тонко избавился от Фомки, подарив его правительственному чиновнику.

Там попугай тоже долго не продержался и, можно сказать, пострадал за правду: на корпоративном фуршете Фомка вдруг заорал: «Демократию народу! Кр-р-ругом вор-р-ры и политические проститутки!» Выходку попугая сочли за креативную шутку, но дипломатичный чиновник тут же презентовал птицу приятелю-олигарху, большому любителю экзотики, у которого на периферии было обширное поместье. Так Фомка оказался в деревне, можно сказать, в ссылке.

Тут тоже пошло не все гладко. От сельской скуки попугай пристрастился к просмотру политических телепрограмм. От политики в телеэфире может съехать крыша даже у более совершенного существа, а уж у попугая подавно. Фомка впал в риторическое буйство. Часами напролет он цитировал Жириновского и Путина, потом критиковал политику Ельцина, клеймил Горбачёва и ни с того ни с сего мог заорать: «Удальцов и Навальный спасут Россию!»

Буйство Фомки привлекло внимание нового хозяина- помещика: «Во чешет! Ну прямо как наши чиновники и депутаты. С такими птицами можно большие дела делать, – подумал он. – Крику много, смысла мало, зато каков фарс. Фомка – глупая птица, но таким легче верят, поскольку дурак дальше собственной глупости не пойдет. Выпущу-ка я этого негодяя на вольный выгул в задний двор, пусть поживет вместе со скотом и домашней птицей». Так Фомка оказался на заднем дворе.

Первым заметил появление Фомки работник заднего двора Федот. Он управил дела и, приняв «наркомовскую» соточку водки, блаженно отдыхал в тени, на охапке душистого сена. Попугай, усевшись на конек сарайчика, как на трибуну, заорал: «Толпа! Задний двор на грани кризиса. Народ не имеет права оставаться в стороне. Неэффективность хозяйствования грозит стагнацией и экономическим коллапсом».

Федот сквозь дрему услышал эту тираду и подумал: «Опять хозяин чудит, радио провел, вроде как наш премьер-министр выступает...» Но едва подняв веки, он увидел говорящего попугая, и дрема вмиг слетела, пришла ужасная догадка: «Во хозяин! Во хитрец! Своего попугая в присмотр направил. Ведь если попугай видит и умеет говорить, то вполне может «заложить» меня хозяину... Вот это подлянка...»

Федот с проворством мыши зарылся в душистое сено. Одомашненные обитатели заднего двора тоже почувствовали неладное и, оставив свои птичьи и скотские занятия, с удивлением уставились на диковинную птицу. Попугай не унимался: «Народ! Опасность как никогда велика. Экономический спад повлечет урезание бюджета на приобретение кормов и вынужденное сокращение поголовья. Это значит, что большинство из вас отправят на живодерню, и вы на собственной шкуре испытаете все ужасы экономического кризиса».

Коровы, свиньи, бараны и домашняя птица ни малейшего понятия не имели в экономике и ее кризисе, но генетический страх перед живодерней, как инстинкт самосохранения, подсознательно сидит в каждом живом существе. Мгновенно подвешенными на крюке мясника представили себя все, и даже подвыпивший батрак Федот.

Что тут началось: все население коровников, птичников, свинарников и овчарни в ужасе заблеяло, завизжало, замычало и закудахтало. А Федот, страшно вращая глазами, стал неистово креститься на попугая.

И тут Фомку опять понесло, в него словно вселился дух известного либерал-демократа: «Чтоб спасти положение, обществу нужна демократия, социальная справедливость и либерализация во всех социальных нишах. Разве справедливо, когда свиньи едят больше цыплят, петух имеет гарем, а ослик ходит в холостяках? Разве справедливо, что крысы, голуби и воробьи бессовестно воруют ваш корм, при этом не несут яиц и не дают молока? Кто из вас не знает, что работник Федот меняет комбикорм на водку? Позорно, что гусь свинье не товарищ. Это все вы, независимо от породы и вида, своей апатичностью повинны в катастрофе заднего двора. Надо на законодательном уровне ввести ежедневную экзекуцию. С социальной апатией и несправедливостью надо кончать!»

«Пропал», – подумал Федот, и ясное небо показалось ему в клеточку. А Фомка был в ударе: «Только многопартийность, общественный контроль, либерализация выборов самоуправления и, конечно, я могут спасти положение». Набор фраз истощился, попугай картинно поднял хохолок и склонил головку в поклоне. Едва Фомка сделал паузу, как согласное на любой хомут и кнут, но только не на живодерню, стадо восторженно завизжало, замычало, заблеяло и закудахтало: «Слава попугаю! Фомка – наш мэр-спаситель!»

Работник Федот, во хмелю ничего не понявший из словесного поноса попугая, интуитивно решил, что со стукачом лучше дружить. Заплетаясь языком, произнес: «Попугай – лучший друг человека!» Быстренько организовали выборы и проголосовали простым поднятием лап, крыльев, хвостов, а ослик Иа даже похлопал ушами. На инаугурации попугай Фомка поклялся, что ни один обитатель заднего двора никогда не попадет на живодерню.

Шло время. Работник Федот, как и прежде, потихоньку воровал, он подружился с Фомкой и никогда не забывал положить в его кормушку лакомые кусочки. Говорящий попугай заученными проповедями дурачил население заднего двора. Куры несли яйца, коровы давали молоко, жирели гуси и цесарки, плодились свиньи и бараны. Как прежде, хозяйский повар лично отбирал для кухни домашнюю живность. Хозяин-помещик, закусывая нежнейшим поросенком или цыпленком, с восторгом замечал:

– Мясное  стало намного вкуснее, вот что значит перед забоем на кухне избежать образования вредного адреналина. Стресс губит продукт.

– Это вы к чему? – обиженно спросил повар, ожидавший комплимента в свой адрес.

– Ворон Карлуша доложил: этот болтун Фомка так напугал задний двор живодерней, что теперь скот и птица перестали бояться тебя и твоей кухни. Они идут под твой нож по соображениям патриотизма. Вот что значит в политике по-умному использовать говорящего попугая. Кстати, не забывай отправлять кухонные и столовые остатки на задний двор, патриотизм надо вознаграждать.

Мораль сей басни такова: дурак ли попка иль хитрец – не в том вопрос. На говорящих попугаев в политике всегда высокий спрос.

В. ПОДСЕВАТКИН

 

Комментарии

Реклама

баннер 1

каталог организаций